Mi7

Новости

Например, что такое хорошо и что такое плохо

Стало известно, когда отменят ЕГЭ: мнение эксперта

23 ноября единый государственный экзамен (ЕГЭ) стал объектом неожиданной, но, не скроем, очень приятной атаки со стороны главы Следственного комитета Александра Бастрыкина.

Это просто пытка какая-то для молодёжи, ЕГЭ нужно отменить,

 – горячился главный следователь России. Он убеждён, что нет необходимости изобретать велосипед – надо просто вернуться к советской системе образования.

Александр Бастрыкин назвал ЕГЭ "пыткой для молодёжи". Фото: Денис Гришкин / АГН "Москва" 

Не менее горячо поддержал Бастрыкина вице-спикер Госдумы от "Единой России" Пётр Толстой – главный противник ЕГЭ в высших коридорах власти, ещё ранее называвший единый госэкзамен "насилием над детьми и самой идеей образования". Правда, с одной существенной идеологической поправкой:

В одном не соглашусь с Александром Ивановичем Бастрыкиным: возвращаться нужно не к советской, а к русской системе образования, и тут дело не только в избавлении от ЕГЭ, а в самих подходах к воспитанию человека и гражданина.

Верный своему стилю пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прокомментировал слова Бастрыкина уклончиво: "Наши министерства внимательно прислушиваются ко всем точкам зрения и далее самостоятельно выстраивают линию по развитию системы образования". Но сказал он это без всякой иронии, что уже является хорошим знаком: похоже, несомненные недостатки единого экзамена начинают перевешивать его достоинства даже в глазах первых лиц государства.

Хитрая уловка крупных вузов

В своё время лоббисты ЕГЭ подавали его как шанс искоренить коррупцию в приёмных комиссиях вузов – не секрет, что это очень старая и очень больная проблема. А на том, что коррупционные возможности попросту опускались уровнем ниже, в школы, внимание старались не акцентировать. Проблемой занялись только тогда, когда в столичные вузы повалили "стобалльники" из регионов, особенно взволнованных проблемой огласки национальности преступников.

И ведущие вузы один за другим стали выбивать для себя исключения. Московский и Санкт-Петербургский государственные университеты ещё на стадии ключевых поправок в закон "Об образовании" сохранили себе право на "дополнительные вступительные испытания", как стыдливо теперь называют экзамены. А вскоре право принимать экзамены вообще стало официально считаться привилегией вуза: для этого надо проходить конкурсный отбор.

То есть ущербность ЕГЭ была признана официально ещё 10 лет назад: он предназначен для вузов, которым "и так сойдёт", которым главное – набрать студентов и получить госфинансирование. А те вузы, которым интересно качество абитуриентов, соревнуются за лучших школьников, "подбирая" олимпиадников и правдой или неправдой вводя внутренние испытания. С 2021 года, кстати, получить такое право стало попроще, то есть власти понимают проблему.

Некоторые понимали изначально. Активнейшим образом идею единого экзамена продвигала Высшая школа экономики. В июне 2009 года ректор "Вышки" Ярослав Кузьминов рассказывал, как вверенный ему вуз принял ЕГЭ с первого же года. А через 10 лет, в последнем доковидном году, мы увидели у ВШЭ вступительные испытания буквально по всем дисциплинам! По ссылке – файл, где можно посмотреть, до какой степени "Вышка" перестала доверять собственному детищу. По сути же, конечно, не доверяла никогда: важно было ввести уравнительную систему для плебса, оставив качественное – а значит, дорогое, хоть и бюджетное – образование элите.

 

Вот только система вскоре начала трансформировать сама себя. Потому что в педагогические вузы потихоньку пошли "дети ЕГЭ" – и выяснилось, что популярность профессии педагога среди абитуриентов практически нулевая, средний балл ЕГЭ, скажем, в 2014 году составлял издевательские 62,5 – ниже были только аграрии, от которых, при всём уважении, мы ждём скорее трудолюбия, нежели интеллекта, воспитания и эрудиции. А когда у тебя учителя – троечники, форма экзамена вообще перестаёт играть какую-либо роль.

Трагедия средней школы

Да, крупные вузы отчасти смогли решить проблему ущербности ЕГЭ, но детям, их родителям, как и педагогам, от этого не легче. Их головная боль с годами только нарастает. Так, Елена Хавченко, директор Гимназии Святителя Василия Великого, в комментарии "Первому русскому" поделилась:

С каждым годом ЕГЭ усложняется – стонут биологи, химики, физики. Усложняется. Это значит, что мы видим тенденцию того, что сузится сектор детей, имеющих возможность поступить в высшее учебное заведение.

При этом родители делают единственно возможный вывод: детям нужны только те предметы, педагоги и репетиторы, по которым придётся сдавать ЕГЭ. Остальное – "лишняя информация" или даже "информационный шум". Итог: лишение детей элементарного кругозора, не говоря уже об эрудиции. И невротическое, на уровне постоянных стрессов и даже паники натаскивание детей по узкому кругу дисциплин. И всё чаще – уход из школ на домашнее, семейное образование.

К слову, о репетиторах. Фактически без их помощи детям уже не обойтись, если они хотят поступить даже не в "престижный", а просто в нормальный вуз на бюджетную форму обучения. И из-за этого семейные бюджеты в буквальном смысле трещат по швам. По словам Кристины Сандаловой, представляющей Национальную ассоциацию семейного образования, –

"Родители вынуждены прибегать к репетиторам, чтобы подготовить ребёнка к ЕГЭ. Потому что там идёт натаскивание на определённые типы тестов и типы задач. И даже сочинение в ОГЭ или ЕГЭ сильно отличается от того, к чему мы, родители, привыкли. Поэтому детей важно научить правильно заполнять формуляры, писать сочинение в определённой последовательности. А школа этим не занимается".

Кристина делится личным примером: её сын Гена готовится к сдаче единого госэкзамена, и львиная доля семейного бюджета уходит на оплату репетиторов. Таким образом, антикоррупционная обёртка ЕГЭ уже давно сорвана, обнажив не просто коммерческую составляющую этой навязанной нам системы, но и куда более опасную тенденцию, о которой было сказано выше. Практически расистское разделение наших детей на элиту, людей "высшего сорта", которые учились у репетиторов, и всех остальных.

И это уже не просто беда, а самая настоящая национальная трагедия. Очередная "мина замедленного действия", которая рванёт уже очень скоро, даже смены поколения не потребуется.

Что с того?

Так что же, разом рубануть и отменить ЕГЭ? А вот тут даже противники этой системы из числа опытных педагогов призывают сначала семь раз отмерить. Директор Гимназии Святителя Василия Великого Елена Хавченко уверена, что резкая отмена будет подобна шокотерапии. Ведь вся наша система образования долгое время выстраивалась именно под ЕГЭ, а потому при резкой отмене, прежде всего, пострадают дети. Вернуть традиционные выпускные экзамены несложно, но у сегодняшних школьников уже нет фундаментальных знаний даже уровня 10–15-летней давности. Не сдадут большинство.

Получается, куда ни кинь – всюду клин? Нет, всё-таки есть надежда, что пресловутая "точка невозврата" ещё не пройдена. Была бы государственная воля. Ведь если уже и от Александра Бастрыкина и Петра Толстого мы слышим предложения отменить ЕГЭ, то есть надежда, что лёд тронулся. Вот только эти предложения необходимо срочно перевести в самую широкую общественную и экспертную дискуссию на тему, "как нам реорганизовать традиционное русское образование". Но времени на размышления остаётся всё меньше: потеряно практически целое поколение.

"Первый русский" готов принять самое непосредственное участие в этой дискуссии и выработке "дорожной карты", как нам выруливать из создавшегося положения. Так что, как говорится, "продолжение следует".

 


ЛЕНТА


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ