Mi7

Новости

Например, что такое хорошо и что такое плохо

Новая логика Путина: стало ясно, что ждет Россию впереди

Отличительная особенность 2022 года — поразительная девальвация самых громких слов, терминов и понятий. «Историческое», «эпохальное» — по сравнению с тем, что происходит сейчас вокруг нас, даже такие выражения звучат как-то бледно и пресно.

Отличительная особенность 2022 года — поразительная девальвация самых громких слов, терминов и понятий. «Историческое», «эпохальное» — по сравнению с тем, что происходит сейчас вокруг нас, даже такие выражения звучат как-то бледно и пресно.

Выскажусь поэтому предельно просто. Предстоящая программная речь Владимира Путина может оказаться самой важной речью из тех, что все лидеры нашей страны произносили в современную эпоху (извините, не удалось мне все-таки обойтись без этого «пресно звучащего словечка»).

Частично содержание этой исторической (еще раз извините) речи главы российского государства уже известно. Россия расширилась за счет новых территорий. Эти новые территории находятся под прямой вооруженной атакой со стороны врага. Россия не может этого потерпеть!

Агрессия в отношении новых регионов страны — агрессия в отношении всего единого, огромного и могучего российского государства. Эта агрессия должна быть отражена общими усилиями — как можно быстрее и как можно убедительнее.

Но на этом список «ясностей» по поводу президентской речи заканчивается. Начинается список «неясностей» по поводу ее «деталей», из сочетания которых будет складываться судьба нашей части света (еще раз, надеюсь, в последний, простите за абсолютно необходимый пафос).

Давний знакомый российского лидера, президент Финляндии Саули Ниинисте, так высказался о Владимире Путине в минувшие выходные: «Он боец. Поэтому очень сложно представить, что он может в том или ином виде принять поражение на Украине. Понятно, что это делает ситуацию очень, очень критической».

Согласен с президентом Финляндии — но с одной существенной поправкой. Путин готов принять только победу на Украине. А еще он готов заплатить за эту победу ту цену, которая потребуется. И вот вопрос, в чем именно будет состоять эта цена, и является сегодня самым важным, самым ключевым.

Известный российский политолог Дмитрий Тренин завил на днях в интервью своему не менее известному коллеге Федору Лукьянову: «Я опять возвращаюсь к идее страха, потому что ничто другое сдержать нашего противника, если говорить всерьез, не сможет.

Я думаю, что американская стратегия нанесения стратегического поражения России основана на убеждении, что Россия не применит ядерное оружие: либо забоится, либо сочтет, что все-таки уничтожение цивилизации — слишком большая цена за сохранение своих позиций. И здесь, на мой взгляд, кроется потенциальный фатальный просчет для всего человечества, потому что у меня фраза Путина от 2018 года о том, что «нам не нужен мир без России», как-то засела».

У меня эта фраза тоже засела. А еще внимание на себя обращает вот что: в последние дни западные политики, эксперты и журналисты начали рассуждать о возможности ядерного конфликта не в теоретической, как раньше, а в совершенно практической плоскости.

Государственный секретарь США Тони Блинкен пригрозил Москве «катастрофическими последствиями», если она решится задействовать на Украине ядерное оружие. В чем именно будет заключаться катастрофичность этих последствий? Глава американской дипломатии этого не расшифровал. Но за него это сделали источники влиятельной газеты британских деловых кругов «Файнэншл Таймс». Мол, в этом в случае НАТО вступит в прямой военный конфликт с Россией, но применит против нее не ядерное, а обычное оружие.

Очень интересная гипотеза, у которой, правда, есть один очень существенный изъян. Почему западники убеждены, что, отвечая на атаку НАТО, Россия откажется от применения ядерного оружия?

Начал с Послания президента — закончил обсуждением условий применения ядерного оружия. Но это мир, в котором мы сейчас живем. Это реальные вопросы, которые сейчас стоят на повестке дня.

Надеюсь, конечно, что они там и дальше будут стоять без движения — а, еще лучше, отойдут обратно в сферу чисто теоретических разработок и размышлений. Но перед тем, как это произойдет, миру, или по меньшей мере Европе, предстоит пройти через очень мощную встряску.

Хотел было закончить этот текст шуткой: типа громкое у нас будет отмечание 60-летнего «юбилея» Карибского ракетного кризиса, когда мир в предыдущий раз стоял на грани глобальной ядерной конфронтации (для справки: эта памятная дата ждет нас 14–28 октября). Но, так как смеяться не очень хочется, закончу его на не очень оригинальной, но зато серьезной ноте.

В момент своего превращения в верховного лидера страны 31 декабря 1999 года Владимир Путин получил от Бориса Ельцина знаменитое напутствие: «Берегите Россию!» Считаю излишним напоминать о том, что сегодня это напутствие актуально как никогда. Верю, страстно верю, что именно эти простые, но такие пронзительно верные слова станут и лейтмотивом грядущего Послания президента, и всех его неизбежных тяжелых решений ближайшего (и не только ближайшего) времени.

По материалам МК


ЛЕНТА


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ